Регионы

Размер шрифта AA

УФК по Ростовской области 
официальный сайт
Предыдущая версия сайта

Расширенный поиск

Сотрудники отдела № 56, члены поискового отряда «Казначей 61» подготовили материал о подвиге разведывательно-диверсионной группы «Максим 66»

Подвиг группы «Максим 66»

Сотрудники отдела № 56, члены поискового отряда «Казначей 61» подготовили материал о подвиге разведывательно-диверсионной группы «Максим 66», вступившей в неравный последний бой с врагом у железнодорожного полотна вблизи разъезда Куренный Орловского района в ночь со 2 на 3 декабря 1942 года.

Холодной ноябрьской ночью шагнули в снежную степь 15 разведчиков. Долгий путь предстоял им в степных просторах – через линию фронта, «черные земли» Калмыкии, по курганам приманыческих степей, к железной дороге, по которой шли немецкие эшелоны с солдатами, боеприпасами, техникой к осажденному Сталинграду. Железная дорога – артерия фашистской военной машины на русской земле – стала целью «Максима».

Свыше трехсот километров в безводной зимней степи прошли стертые в кровь ноги разведчиков. Шли по ночам – днем прятались в заросших редким тальником и бурьяном лощинах, полузасыпанных снегом и землей окопах, брошенных кошарах. Но время не ждало – рация принесла весть об окружении армии Паулюса и приказ из Центра – любой ценой прервать движение по железной дороге подкреплений фашистов, направляющихся в район Котельниково, где Манштейн собирал ударный кулак для прорыва окружения.

Было найдено и место для диверсии – там, где железная дорога делает поворот к станции Двойной – станица Орловская. Выдолбили в мерзлой, чугунно твердой земле железнодорожной насыпи яму, заложили взрывчатку, приладили детонатор. Укрылись в ближней, поросшей абрикосами, акациями и кустарниками - лесополосе. Пошли долгие минуты ожидания. И вот на повороте эшелон – шесть вагонов и платформ с техникой. Взрыв. Скрежет. Дым. Щепки шпал. Но, снизивший на повороте скорость поезд только поврежден, разбит путь.

Дружно ударили по паровозу, окнам, вагонам из винтовок и автоматов. Звон разбитого стекла, крики, лай команд – в эшелоне эсэсовцы – полк «Норланд» дивизии СС. «Адольф Гитлер» едет на помощь окруженным под Сталинградом войскам.

Не скоро оправились эсэсовцы от растерянности, не сразу поняли, что огонь ведет горстка людей. Но вот ударили по лесополосе крупнокалиберные пулеметы бронированного вагона, непрерывно выплевывают свинец «шмайсеры» автоматчиков, полетели немецкие, с длинными ручками, гранаты.

Многие из разведчиков оглушены, ранены, истекают кровью, дана команда - отходить. Но эсэсовцы обошли группу с флангов, горит лесополоса, начинается ожесточенная рукопашная схватка в дыму. Захваченных разведчиков со скрученными руками, избитых, израненных окружила толпа озверелых эсэсовцев. Начался допрос. Никто не сказал ни единого слова, не выдал командиров. Раздетых разведчиков – мужчин, девушек бросили обнаженными на снег, резали кинжалами, ждали мольбы о пощаде – в ответ молчание. Фашисты, распаленные кровью, упорством советских бойцов, сожгли огнеметами, скосили свинцом пулеметов разведчиков. Остались у сгоревшей полосы тела погибших воинов, ценой своих жизней задержавших в холодную декабрьскую ночь на сутки движение фашистского эшелона. Весной 1943 года похоронили останки разведчиков местные жители. По инициативе комсомольцев Орловского района 1 октября 1967 года был открыт обелиск, на котором с западной стороны выбиты слова «Они шли на смерть – обрели бессмертие».

Подвиг группы «Максим 66» так и остался бы неизвестным. После второго декабря она больше не выходила на связь и стала одной из многих партизанско-диверсионных групп пропавших без вести. Тела «Максимовцев» были захоронены местными жителями весной 1943 года и о подвиге их было ничего не известно. Пока в 1962 году в первую школу района не пришло письмо от московского писателя Овидия Горчакова, в котором он интересовался судьбой пропавшей группы, описание боя с которой он прочитал в мемуарах эсэсовца, потрясенного мужеством наших воинов.

Начались долгие поиски, продолжавшиеся несколько лет. Поисковые отряды Орловской школы № 1 несколько раз прошли вдоль железной дороги от Пролетарской до Зимовников, опрашивая местных жителей, выясняя где горели в войну лесополосы, разыскивая захоронение. Овидием Горчаковым были сделаны запросы в архивы разведшколы, во всесоюзную передачу «Поиск», благодаря чему были восстановлены фамилии личного состава всех диверсионных групп, пропавших без вести в Орловском районе. После обнаружения захоронения, анализируя последние письма «Максимовцев» удалось точно установить, что неизвестная группа - была группой «Максим 66». Овидий Горчаков о героях написал книгу «Максим не выходит на связь».

Подвиг группы потряс так всех жителей района, что их именами были названы, в народном театре ставились пьесы, посвященные группе, учащиеся, жители поселка, школы писали стихи и поэмы, посвященные подвигу группы.

1 октября 1967 года был торжественно открыт памятник, построенный на средства и силами молодежи района. На открытии памятника присутствовали более 5000 жителей района. На место гибели диверсионной группы приезжали и родственники погибших героев. В советские времена у памятника принимали в пионеры лучших школьников.

22 июня 2019 года Глава администрации Орловского района торжественно открыл после капитального ремонта памятник «Максим 66». В настоящее время за обелиском следят учащиеся профессионального училища № 98, в музее средней школы № 1 хранится весь собранный материал о диверсионной группе, жители поселка и гости постоянно посещают и возлагают цветы к памятнику.

Орловский район свято хранит память о Максиме 66 и помнит героев сложивших свои жизни ради нашего будущего.


Стихотворение "Пулеметная очередь и тишина"

 Только звезды над степью немые, как вечность

Проходили часы, продолжалась война, Падал снег на холодные спины и плечи.

Неподвижно лежали 15 солдат,

Остывали сердца, переставшие биться. Зимний вечер им что-то шепнул наугад,

Прикасаясь слегка к побелевшим ресницам.

Нет. Над ними не плакали матери их,

Мертвых губ не касаясь губами своими.

Вдалеке от друзей, вдалеке от родных,

В ту декабрьскую ночь жизни их оборвались.

Но они не погибли, в бессмертье ушли…

Стал в степи обелиск величавый и строгий.

А вокруг тишина, а вокруг ковыли,

Да прожженные солнцем степные дороги.

И такая бездонная мирная синь. Шёпот ветра и алого знамени всплески.

Поклонись же, товарищ, всем, отдавшим жизнь,

За тебя, за меня, за счастливую песню.

Слез не нужно. Ты видишь сквозь толщу годов

Молодые глаза и улыбки «Максима»

Как тревожно гудит паровоза гудок голубого состава, идущего мимо.

 Н. Худякова